Эксперты: Австралия может спровоцировать новый глобальный кризис

Эксперты: Австралия может спровоцировать новый глобальный кризис

Daniel Munoz/Reuters

Экономика Австралии обвалилась на 7% и оказалась в рецессии, самой глубокой со времен Второй мировой войны. Эксперты не исключают, что с этой страны и ее сателлитов может начаться вторая волна глобального экономического кризиса. Так уже было в 1998-м, когда неожиданно был прерван прыжок «азиатских тигров».

, добавляя, что австралийская экономика хотя и обвалилась на рекордные 7%, тем не менее, можно считать, что отделалась пока что легким испугом.

Эксперт БКС Брокер Михаил Зельцер, комментируя официальное вхождение Австралии в рецессию, говорит, что причина этого все та же, что и у других стран — «гуманитарно-экономический кризис». То есть пандемия плюс кризис. И значит, снежный ком может возникнуть где угодно, включая Австралию. «Но участников рынка питают надежды на прохождение острой фазы кризиса, чему может способствовать ультрамягкая политика Резервного банка Австралии, сохранившего ставки фондирования на уровне 0,25% годовых», — отмечает Зельцер.

Урок от «азиатских тигров»

Эксперты также проводят параллели с экономическим кризисом 1997-1998 годов в азиатско-тихоокеанском регионе, когда неожиданно обвалились экономики четырех «азиатских тигров» — Южной Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня, — демонстрировавших высокие темпы экономического развития. «Рынки азиатского региона сейчас в большинстве своем все еще курсируют в области годовых максимумов. Однако каждый подъем индексов сопровождается постоянными откатами. Динамика неустойчивая. Инвесторы опасаются развития коррекционной волны на фоне перекупленности рисковых активов», — предупреждает Зельцер.

Азиатский кризис 1997 года начинался с падения валют Малайзии и Южной Кореи по отношению к доллару, напоминает Мильчакова. «Потом присоединилась японская иена, но на самом деле причина была именно в экономике Японии, которая оказалась перегретой по объективным причинам, некоторые крупные японские банки участвовали в рискованных операциях, в том числе с финансовыми активами развивающихся стран, и позже объявили о банкротстве», — уточняет эксперт.

Главный валютный стратег датского Saxo Bank Джон Харди пока не видит возможности для второй волны кризиса. Но говорит, что риск имеется.

«Он состоит в том, что восстановление идет медленнее, чем ожидалось. Многие люди сидят без работы, и попытки стимулировать экономический рост могут в конечном счете привести к инфляции и даже к стагфляции (высокая инфляция и высокая безработица — прим. «Газета.Ru») – худшей ситуации, которую только можно придумать, в том числе и для политиков», — пояснил «Газете.Ru» Харди.

Он видит отличия нынешнего кризиса в Азии от кризисной ситуации в конце 90-х. Отличия существенные, но они лишь усложняют возможности для роста ВВП.

«Если смотреть широко, то сейчас мы находимся в ситуации, противоположной той, что была в 1998 году. Тогда тренд на глобализацию должен был вот-вот набрать обороты, в том числе благодаря вступлению Китая в ВТО в 2001 году. Сейчас мы говорим о риске деглобализации, в особенности из-за напряженной ситуации в отношениях США и Китая, которая только ухудшилась из-за коронавируса», — говорит Харди.

В случае разрастания кризиса Россия пострадает одной из первых, полагает ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский. «Новый кризис приведет к почти гарантированному обвалу цен на нефть. Рубль на этом фоне девальвируется, благосостояние россиян на этом фоне в очередной раз снизится. Если кризис не будет затяжным, то его можно будут пережить благодаря накопленным золотовалютным резервам и средствам в ФНБ», — рассуждает Капустянский.

Если кризис начнется, неважно, откуда он придет, с Востока или Запада, рубль точно окажется под ударом, так как у России важные торгово-экономические партнеры есть и на Западе (Евросоюз), и на Востоке (Китай), считает Мильчакова. «Даже если кризис начнется, допустим, в Латинской Америке, рублю не удастся избежать падения, вопрос только в том, какую роль сыграют Минфин и ЦБ РФ в поддержке нацвалюты. Золотовалютные резервы России превышают $600 млрд, а госдолг низкий, не такой как в 1998 году, следовательно, ситуация сегодня качественно лучше», — заключает эксперт.

Источник