Эксперты оценили новый механизм расчета МРОТ

Эксперты оценили новый механизм расчета МРОТ

Сергей Мальгавко/ТАСС

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты оценили инициативу Минтруда о новом механизме расчета прожиточного минимума в России и показателя МРОТ — минимального размера оплаты труда. Теперь МРОТ привяжут к медианному среднедушевому доходу. Новый подход назван революционным и приближающим Россию к нормам развитых стран. Но реального улучшения благосостояния россиян ждать не стоит.

по просьбе «Газеты.Ru»

Уйти от пары башмаков и половинки яблока

Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, доктор экономических наук, экс-министр труда Оксана Дмитриева считает, что минимальный размер оплаты труда, рассчитанный по потребительской корзине, — это когда «гражданам полагалось пол-яблока в день и одна пара обуви на полгода, и фактически, это были нормы физического выживания».

«Это даже не уровень бедности, а уровень нищеты. То, что предложено сейчас, гораздо более соответствует общепринятым мировым нормам», — прокомментировала депутат и экс-министр.

«Казалось бы, все это справедливо. В одном случае — 44% от среднедушевых доходов, в другом случае – 42% от медианной заработной платы. Но, как всегда, черт прячется в деталях. Дело в том, что специфика именно российского распределения граждан по уровню среднедушевых доходов и по уровню средней заработной платы чрезвычайно неравномерна и несправедлива», — заметила Дмитриева.

Она отметила, что сейчас в России примерно две трети граждан получают зарплату ниже среднего. «По последним данным, при средней зарплате 45 тысяч рублей по стране, медианный доход составляет 35 тысяч, то есть, на 25% ниже, чем среднеарифметическое. Очень большая доля высоких зарплат приходится на очень небольшое количество людей. Это следствие формирования двух полюсов – полюса богатых и полюса бедных», — говорит Дмитриева.

Поэтому, то, что правильно для других стран – устанавливать МРОТ в процентах от медианного дохода, в нашем случае приводит к занижению МРОТ.

И чем более неравномерно распределена заработная плата, чем больше разрыв между высокими и низкими зарплатами, тем больше среднеарифметическая зарплата отличается от медианной — и тем больше происходит занижение МРОТ, если он исчисляется в процентах от медианной заработной платы, отмечает депутат.

«В условиях российских реалий правильно было бы исчислять МРОТ в процентах от средней (среднеарифметической) заработной платы», — уточнила Дмитриева.

Также она считает неправильным рассчитывать прожиточный минимум пенсионера на уровне 86% от минимума, положенного взрослому трудоспособному гражданину.

«Минимальные потребности пенсионера включают расходы на медицинскую помощь, уход, лекарства и так далее, которые отнюдь не ниже минимальных расходов граждан в трудоспособном возрасте», — заключает Дмитриева.

Не стоит еще больше запутывать россиян

Член экспертного совета по эффективности управления и производительности труда при комитете ГД РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Калмыков считает, что прожиточный минимум не должен быть некоей цифрой в головах чиновников, а реальным минимумом, который должен быть обеспечен человеку.

«Показатель среднедушевого дохода никак не отражает физиологические и жизненные потребности простого человека — у нас и так многие за чертой бедности, а вдруг новый кризис, тогда среднедушевой доход упадет, но минимальные потребности не изменятся же», — отмечает Николаев.

При этом он считает, что сама идея введения нового параметра для МРОТ, ниже которого он не может быть, в привязке к медианному среднедушевому доходу — вполне здравая идея. Власти должны обеспечить МРОТ выше реального прожиточного минимума, а если будет второй параметр, задающий нижние границы МРОТ, то предложения Минтруда позволят еще больше защитить интересы трудящихся, в том числе от статистических манипуляций», — говорит Николаев.

Другая проблема, с которой столкнутся авторы инициативы — это невозможность «простому человеку» объяснить те сложные расчеты, которые легли в основу цифр, предлагаемых Минтрудом. К примеру, далеко не всем будет понятно, почему детям положено 97%, а пенсионерам 86% от медианного среднедушевого дохода.

«Реальные расходы на ребёнка явно не ограничиваются тем, что сейчас учитывают чиновники Минтруда», — считает эксперт, добавляя, что большинство россиян до сих пор не разобрались в максимально запутанной чиновниками пенсионной системе.

Градусником грипп не вылечишь

Главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман называет изменение принципа расчёта прожиточного минимума революционным. По его мнению, нынешний подход к расчету прожиточного минимума архаичен. Это наследие послевоенных лет XX века, он был принят тогда в большинстве европейских стран для определения грани нищеты как массового явления в условиях разрушенных хозяйств. «Но в современную эпоху потребительская корзина очень быстро устаревает, да и невозможно определить её единый оптимальный состав для очень разных групп населения. Еще в 1990-е годы страны ОЭСР отказались от такого расчёта и перешли к более динамичному принципу. Бедным считается тот, у кого менее 50% или 60% медианного дохода. Этот показатель таков: половина населения получает больше, и половина – меньше. Чем выше уровень жизни людей в целом, тем выше и медианный доход, и прожиточный минимум», — отмечает эксперт.

Переход к данной модели в России — это приближение к мировым стандартам. Причём для России особенно важно, что в расчёт принимается не средняя зарплата или доход, а именно медиана. Средний показатель при большом расслоении доходов в России не отражает реального положения дел. Богатые получают очень много, бедные — очень мало, в среднем получается относительно приемлемая величина. Но она имеет мало отношения к действительности, считает Гойхман.

Медианный же доход — честнее, правильнее. Эксперт предлагает учитывать именно медиану.

«Но! Не так, как предлагается — в размере 42%. У нас, похоже, опять «особый путь». Очевидно, 42% рассчитаны математически, чтобы новый прожиточный минимум мало отличался от нынешнего. Иначе при его повышении до стандартных в мире 50-60% сильно увеличатся расходы бюджета», — говорит Гойхман.

Он также указывает на возможность статистически манипулировать показателем медианного дохода. Это делать даже легче, чем стоимостью потребительской корзины. «Её состав известен, и примерную цену можно рассчитать и проконтролировать без сложных статистических выкладок. При расчете медианы велик соблазн объявить заниженный уровень медианных доходов», — говорит Гойхман.

В любом случае, новый подход к расчёту прожиточного минимума — это не инструмент борьбы с бедностью, а лишь индикатор, измеритель, отмечает эксперт. «Нельзя, например, вылечить человека от гриппа, только измерив его температуру. Поэтому сам по себе метод способен содействовать преодолению нищеты лишь в случае, если на его основе будут применяться нужные «лекарства» — меры социальной поддержки, стимулы для здоровой и счастливой жизни», — говорит эксперт.

На сто рублей больше

Аналитик Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева утверждает, что предлагаемое Минтрудом решение означает переход от концепции «абсолютной бедности» к концепции «относительной бедности». В первом случае бедные – это часть населения с доходами ниже определенной на национальном уровне «черты бедности» (в России такая черта – это прожиточный минимум).

«Во втором случае бедные выделяются на основе сравнения их доходов с медианой доходного распределения в обществе и/или на основе имеющихся у них лишений, нехарактерных для основной части населения. Например, плохое питание и условия проживания, отсутствие необходимой бытовой техники, недоступность медицинских и образовательных услуг и т.п.)», — говорит Киселева.

Первый подход характерен для развивающихся стран, второй – для развитых. Например, в статистике ОЭСР уровень бедности определяется исходя из критерия 50% медианного дохода (то есть бедными считаются те, у которых доход составляет менее половины медианного дохода).

«В статистике ЕС используется критерий 60% медианного дохода. То, что сейчас предлагается сделать в России (44,2% медианного дохода в качестве критерия бедности) — некая полумера на пути к критериям, используемым в развитых странах», — говорит эксперт ИКСИ.

По новым критериям, если учесть расчеты Минтруда, уровень дохода, который станет формальной границей между бедными и небедными россиянами, вырастет менее чем на 100 рублей в 2021 году. Очевидно, что это мало повлияет на количество бедного населения в стране и доступ бедных к социальной помощи.

«МРОТ по новым критериям станет выше на 662 рубля, что тоже нельзя назвать существенным увеличением. Само по себе изменение методики не решает проблему бедности, для этого нужен устойчивый экономический рост», — заключает эксперт.

Источник