Как экономики бывших советских республик зависят от Китая

Как экономики бывших советских республик зависят от Китая

Остановить прослушивание

Владимир Пирогов/РИА «Новости»

Прошедшие на днях в Киргизии протесты показали зависимость страны от соседней КНР. Выяснилось, что в ходе беспорядков от мародеров сильно пострадал китайский бизнес. В республике с населением 6 млн человек работает порядка 400 компаний, так или иначе связанных с Китаем. А Россия, похоже, теряет свое влияние не только в Киргизии, но и других республиках Средней Азии, отмечают эксперты.

.

Вся интеграция овце под хвост

Для того, чтобы понять суть противостояния между киргизами и китайцами, достаточно вспомнить историю, как в прошлом году на месторождении Солтан-Сары случилась массовая драка. Тогда киргизы и китайцы закидали друг друга камнями, травмы получили 39 человек — это только те, кто попал в больницу.

Киргизы уверены, что из-за взрывных работ при разработке месторождения окрестности заражаются, в результате чего у местных жителей погибают овцы. Китайская компания выплачивала владельцам животных компенсации.

Революционные события этого октября обнажили проблему зависимости Киргизии от Китая. Как теперь выясняется, в этой небольшой азиатской республике с населением 6 млн человек работает порядка 400 компаний, принадлежащих китайским инвесторам либо относящихся в совместному, китайско-киргизскому бизнесу. При этом в республике немало российских, турецких и даже южнокорейских компаний.

Китайское присутствие стало резко нарастать в связи с тем, что Киргизия в последние годы не могла развивать экономику, увязла в разборках между враждующими кланами и была вынуждены активно заимствовать у КНР.

В 2008 году долг Киргизии перед Китаем составлял всего $10 млн, а за неполных 12 лет он вырос в 170 раз,

подсчитала заместитель руководителя ИАЦ Альпари Наталья Мильчакова.

«Россия прощает долги соседям и партнерам по ЕАЭС. С 2013 года наша страна простила Киргизии долги на общую сумму $500 млн. И пока мы прощаем долги, Китай успешно «подсаживает» нашего партнера по ЕАЭС на «иглу» своих недорогих кредитов. А отдавать приходится природными ресурсами, поскольку денег у Киргизии нет», — говорит Мильчакова.

В счет погашения долгов Китай забирает некоторые месторождения полезных ископаемых и в соседнем Таджикистане. Внешний долг Таджикистана Китаю по итогам 2019 года составил $2,9 млрд или почти 60% от всего внешнего долга.

У Киргизии долг Китаю — пока только 26% от всего внешнего долга (на конец 2019 года — $4,6 млрд).

«То есть, у китайских властей, условно говоря, контрольный пакет Таджикистана и блокирующий пакет Киргизии. Долг Казахстана перед Китаем составляет около $11 млрд, однако китайские объятия стране не так страшны, поскольку этот долг не превышает 10% от всех внешних обязательств страны», — поясняет Мильчакова.

Киргизии и Таджикистану просто больше негде брать деньги на развитие, имея дефицитный бюджет, согласен эксперт клуба «Валдай», профессор СПбГУ, приглашенный профессор Центра исследований экономики и политики стран с переходной экономикой Ляонинского университета науки и технологий Станислав Ткаченко.

«Таджикистан просил взаймы у России, мы им отказали. Киргизия, правда, получает деньги по линии Стабфонда Евразийского союза, но это сущие копейки на фоне китайских кредитов», — говорит профессор Ткаченко.

Против биты нет приема

Сравнивая возможности влияния России и Китая в Центральной Азии, Ткаченко предлагает такой образ.

«Представьте, что вы готовы участвовать в соревновании по шахматам, а ваш противник пришел с бейсбольной битой. Кто победит? Конечно, Китай, который мощнее России в десять раз, как минимум. В том числе с точки зрения финансов», — отмечает Ткаченко.

Россия фактически уступила Китаю в борьбе за влияние в бывших советских республиках Центральной Азии. Эксперт не исключает, что между Россией и Китаем существуют неформальные договоренности о разделе функционала на постсоветском пространстве.

«Китай, по возможности, не вмешивается в политику этих государств, он строит, добывает, развивает бизнес, кредитует, а для России важно контролировать безопасность, геополитику, у нас там военные базы и космодром», — указывает Ткаченко.

Смысл усиленного китайского присутствия в Средней Азии — это реализация проекта Нового шелкового пути, уточняет генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев.

«Эти три республики — ключевой регион для создания и контроля транспортно-логистических коридоров Восток-Запад (из Китая в Европу и на Ближний Восток) и Север-Юг (в Индию и Пакистан). Здесь для Китая сплелись геополитика и экономика, и ничего удивительного, что Китай здесь доминирует», — рассуждает Лосев.

А вот у России нет внятной экономической политики на просторах бывшего СССР.

«Для успешной экономической интеграции стран Средней Азии и России необходима общая система расчетов, которую Россия, в отличие от Китая, этим республикам предложить не может. Рубль с начала 2020 года — одна из худших валют мира», — напоминает Лосев, добавляя, что у Москвы к тому же отсутствует политическая воля для создания действенных институтов ЕАЭС.

Китай, как кредитор номер один в Центральной Азии, имеет там существенное влияние, так же как когда-то Великобритания и другие западные страны имели его в отношении Китая, считает Мильчакова из Альпари.

«Выручка китайского бизнеса от реализации драгоценных металлов и иных природных ресурсов на 100% остается в Киргизии и Таджикистане, налоги платятся в бюджет, создаются рабочие места и для китайцев, и для местного населения. Китай влияет на постсоветские страны с помощью мягкой силы. Китай заинтересован в стабильности экономики и политики в этих странах, он против революций», — уверена Мильчакова.

С ней частично согласен и Александр Банников.

«Китайцев в Киргизии побаиваются, но в долг берут, расплачиваясь ресурсами. Больше нечем. Хуже того, все проекты осуществляются китайскими товарищами с завозом в Киргизию своих работников, которые потом остаются в стране. Китайцы ведут тихую трудовую, миграционную экспансию и имеют гарантированный рынок сбыта добытого золота. Его скупает киргизский минфин. Это самый изощренный вариант колонизации», — резюмирует Банников.

Источник