Крупные компании последовали по пути сокращений и банкротств

Крупные компании последовали по пути сокращений и банкротств

Остановить прослушивание

Reuters

Возникший на фоне коронавируса кризис ударил не только по малому и среднему бизнесу, но и глобальным компаниям. Швейцарский банк Credit Suisse закроет по всему миру каждый шестой офис, поисковик турпродуктов и отелей Booking вынужден увольнять тысячи сотрудников. Один из крупнейших в мире сервисов аренды автомобилей Hertz объявил о банкротстве. В основе оптимизации не всегда только голый расчет — над рынком довлеют неопределенность и страх перед будущим, отмечают эксперты.

со ссылкой на заявление компании,

Booking сократит 25% персонала в связи со снижением доходов из-за распространения коронавируса. Речь идет о высвобождении порядка 4 тысяч сотрудников из 17,5 тысячи.

Кроме того, в холдинг входят сервисы онлайн-бронирования отелей Agoda.com, туристические поисковики Kayak и Momondo, в которых трудятся 8,5 тысячи человек. Их тоже ждет оптимизация.

Автобус вместо авто

В США о банкротстве объявил один из крупнейших сервисов аренды автомобилей — Hertz. История Hertz насчитает более 100 лет — компания была основана в Чикаго в 1918 году. Под ее брендом действуют 10 200 пунктов проката по всему миру. Компанию подкосил карантин и едва ли не полное прекращение путешествий этой зимой и весной.

Активы Hertz составляют более $25 млрд, а долги — $24,4 млрд. Как пишет Bloomberg, после начала карантина Hertz обратилась к кредиторам, но смогла договориться только о краткосрочной отсрочке по платежам. Считается, что бизнес компании обвалился из-за того, что ее стратегия предполагала владение большей части автопарка вместо лизинга у производителей.

Ранее, в случае падения спроса на аренду авто, Hertz могла продать невостребованные автомобили, однако во время пандемии даже подержанные авто не пользовались спросом на рынке.

Процедура банкротства пройдет в США и Канаде, но в Европе, Австралии и Новой Зеландии Hertz пока что продолжает работу.

«Что касается путешествий на автомобилях, перелетов, то опыт показывает: даже внутри Евросоюза, где почти все границы открыты, люди стали намного реже ездить в отпуск, особенно за пределы своих стран. Многим просто не на что. Даже когда запас денег вроде бы имеется, то миллионы людей все равно опасаются застрять где-нибудь на карантине у «соседей» за повторно перекрытыми границами», — считает Пушкарев из TeleTrade.

Модная одежда зашилась

Британский ритейлер модной одежды Debenhams ликвидирует бизнес в Ирландии, где будут закрыты 11 магазинов. В других странах некоторую часть торговых точек выставят на продажу. Всего в сети магазинов работают свыше 20 тысяч человек. Руководство торговой сети утверждает, что решение о прекращении бизнеса было связано с убытками, которые компания понесла в связи с коронавирусом.

Под ударом оказался даже всемирно известный лондонский универмаг Harrods. Руководство универмага заявило, что соблюдение социальной дистанции в целях обеспечения безопасности своих сотрудников и покупателей обрушило торговлю. Каждый седьмой сотрудник из 4 800 будет уволен. Оставшиеся работают по сокращенному график — с 11 до 19 часов.

Британские эксперты отмечают, что за шесть месяцев этого года в королевстве признаны банкротами 2 123 магазина, под угрозой увольнения оказались 49 тысяч человек. Эксперты обсуждают, получится ли выжить у других известных во многих странах, включая Россию, брендов: Marks & Spencer, Next, New Look.

Алмазы спасут якутский пролетариат

Пандемия на щадит даже стабильно работающий алмазодобывающий бизнес. Российская компания «Алроса» (входит в тройку крупнейших в мире компаний, добывающих алмазы, ее доля в мировом объеме добычи составляет 25%) второй квартал подряд снижает добычу. Причем темпы рекордные. В первом полугодии

компания сократила производство алмазов до 13,7 млн карат — на 22% по сравнению с показателем аналогичного периода прошлого года.

В связи с этим Минфин принял решение закупить добытое, но непроданное сырье в Госфонд, сообщил в понедельник ТАСС со ссылкой на ведомство. «В текущей ситуации, вызванной COVID-19 и фактическим локдауном алмазного рынка, закупка в Госфонд России окажет синергетический эффект и позитивно скажется на восстановлении рынка», — пояснили в министерстве.

Инициатор закупок алмазов в Госфонд — Якутия, которой принадлежит 25% «Алросы». Ранее глава Якутии Айсен Николаев отмечал, что в связи со снижением продаж «Алросы» из-за пандемии бюджет республики может недополучить в этом году 10-20 млрд рублей.

Закупка алмазов в Госфонд — обычная практика правительства, отмечает член жюри Русской бриллиантовой линии Ирина Слесарева. «Это можно рассматривать как своего рода меру господдержки. Минфин уже пополнял запасы Гохрана в кризис 2008-2009 годов, когда продажи алмазов остановились. Это позволило российскому алмазодобытчику продержаться на плаву, сохранить цены на сырье, не допустить массовых увольнений», — поясняет Слесарева.

При этом Гохран регулярно пополняет запасы Государственного фонда драгметаллов и драгоценных камней, приобретает слитки золота качественных характеристик. А потом, в посткризисные времена, когда ситуация на рынках стабилизируется, Гохран проводит аукционы по продаже закупленного ранее сырья. «Покупатели на таких аукционах — это компании, которые занимаются огранкой необработанных камней, созданием ювелирных украшений, дизайнеры, представители торговых сетей. Цены на аукционах обычно демократичные, и это тоже считается элементом господдержки», — заключает Слесарева.

Эксперты считают, что кризис во многом является катализатором принятия непопулярных решений, которые могли назреть раньше, но были отложены.

«Сокращать бизнес и увольнять людей на растущем рынке некомфортно для менеджмента и акционеров, а во время кризисной ситуации провести более детальные расчеты и принять неприятные решения вполне оправдано. Поскольку экономика растет и падает циклично, то и корпоративные решения принимаются по такой же динамике», — говорит финансовый директор финтех-маркетплейса VR_Bank Роман Ромашевский.

Оптимизируя бизнес и проводя сокращения, компании руководствуются не только математическими расчетами, приходом-расходом.

«Включается и психологический фактор. Хотя бы из элементарной осторожности компании избегают инвестировать. Причем не только в производство, в закупки, но сокращают и маркетинговые бюджеты. Многие обожглись на новых линейках продуктов, которые после карантина так и «не пошли», потому что готовились к продвижению в довирусный период. И руководство большинства компаний вполне обоснованно предпочитает резать «излишки», чтобы выжить», — заключает эксперт.

Источник