Почему инвесторов разочарует кратный рост налога на добычу полезных ископаемых

Почему инвесторов разочарует кратный рост налога на добычу полезных ископаемых

Павел Лисицын/РИА «Новости»

В начале прошлой недели Госдума приняла в первом чтении законопроект о повышении в 3,5 раза налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для химических и металлургических предприятий. Аналитиков и инвесторов эта идея сильно удивила: больших денег бюджет все равно не получит, но от отрасли отвернется множество инвесторов, заводы перестанут модернизироваться, а моногорода, где расположены такие предприятия, столкнутся с волной сокращений.

законопроект о повышении НДПИ в 3,5 раза для химической и металлургической промышленности не на шутку встревожил отраслевое сообщество. По задумке эта мера должна срезать часть сверхдоходов таких компаний и направить их в российский бюджет, которому на фоне коронакризиса деньги и правда очень нужны.

Но экспертов удивило то, что правительство ради того, чтобы положить в бюджет в общем незначительную сумму в 56 млрд рублей (для сравнения, только от предстоящего повышения акцизов на табак планируется привлечь порядка 70 млрд), готово не только поставить под угрозу дальнейшее развитие и конкурентоспособность отрасли, но и в очередной раз доказать российским и зарубежным инвесторам, что его обещаниям верить не стоит.

«За скобками остаются предположения как внезапное и неподкрепленное макроэкономической ситуацией повышение налогов может отразиться на инвестиционном климате? Особенно на фоне обещаний Минфина и лично Силуанова — эти налоги не поднимать», – удивляется инвестбанкир Евгений Коган в своем Telegram-канале.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты тоже сочли повышение НДПИ для двух этих отраслей не просто бессмысленным, но и опасным.

«Любое повышение налогов в разгар экономического кризиса снижает возможности для восстановления российской экономики. Теоретически это может быть компенсировано расходами бюджета, но нам-то обещают бюджетную консолидацию», – разводит руками главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

По словам аналитика, повышение налогов отнюдь не способствует росту и поддержанию занятости, хотя России в нынешней ситуации явно не стоит стремиться к дополнительным сокращениям рабочих на крупнейших предприятиях.

Напомним, что по итогам августа безработица в стране выросла до 6,4%, установив рекорд с апреля 2012-го года. Отдельным элементом этой проблемы в случае с химиками и металлургами остается то, что по сути такие предприятия расположены в моногородах, где уволенным сотрудникам попросту некуда больше идти работать.

«Более того, повышение НДПИ провоцирует выход из оборота более низкомаржинальных рудников и шахт, – предупреждает Антон Табах. – И в целом от хороших заработков химиков и металлургов деньги бюджетом были бы получены и так, через тот же налог на прибыль. Но, видимо, хочется больше и в федеральный бюджет».

Таких итогов от повышения НДПИ опасаются и в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП).

«Дополнительный рост фискальной нагрузки вместо механизмов долгосрочной стабильности и государственной поддержки несет высокие экономические и социальные риски для регионов, вплоть до закрытия предприятий, сокращения рабочих мест, снижения программ корпоративной социальной ответственности и благотворительности», – указано в письме организации, направленном премьер-министру Михаилу Мишустину.

По мнению многих экспертов, наполнить бюджет можно было бы с помощью гораздо более эффективных и менее травмирующих экономику способов. Во-первых, у России один из лучших мировых показателей по отношению госдолга к ВВП: в конце года он составил только 12,3% от этого показателя, хотя для развивающихся стран относительно безопасным принято считать уровень в 40%. Отметим, что всего за один аукцион по размещению ОФЗ, прошедший 23 сентября, Минфин разместил облигаций на сумму в 120 млрд рублей – вдвое больше, чем планируется привлечь за счет повышения НДПИ.

Второй вариант – провести приватизацию принадлежащих государству активов. С этой идеей на днях выступил глава Счетной палаты Алексей Кудрин в ходе заседания комитета Госдумы по бюджету и налогам. Кудрин отметил, что в течение пяти-шести лет бюджет за счет реализации этой меры может получать по 200-300 млрд рублей.

«Получить доходы за счет продажи госимущества с точки зрения экономического роста было бы лучше. В России сохраняется огромный государственный сектор, который постоянно разрастается, что уже стало отдельной проблемой», – согласился с мнением Алексея Кудрина ведущий научный сотрудник института «Центр развития» НИУ ВШЭ Андрей Чернявский в беседе с «Ведомостями».

Бей своих, чтобы чужие боялись

По сути «медвежья услуга», которую правительство оказывает российским химикам и металлургам тянет за собой целый комплекс проблем, поскольку сама отрасль не работает в вакууме: от нее зависит множество предприятий в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве и так далее.

За примерами далеко ходить не надо. На днях издание «Финам» сообщило, что при повышении НДПИ с 2021-го года один из крупнейших мировых производителей минеральных удобрений российская группа Акрон (крупнейший работодатель Новгородской области) будет вынужден сократить добычу фосфатного сырья на ГОК «Олений Ручей» и вместо этого начать закупать сырье в Бельгии и Марокко – так будет попросту выгоднее.

«В данном случае повышение налога ведет к деградации его добычи, поскольку расходы на НДПИ при текущих рыночных условиях превышают точку безубыточности. Поскольку апатитовый концентрат необходим компании для производства сложных удобрений, при отрицательной рентабельности своего производства, группа начнет закупки у зарубежных конкурентов», – пишет «Финам».

Дальше по цепочке пострадает сельское хозяйство. Несколько дней назад в беседе с отраслевым изданием «Агроинвестор» неназванный источник из аграрного сектора отметил, что растениеводство остается ключевым драйвером роста АПК, и до сих пор отечественные экспортеры сельхозпродукции успешно конкурировали по ценам на мировом рынке. Но когда производители минеральных удобрений начнут перекладывать свои растущие затраты на аграриев, ситуация в корне изменится.

«Повышение налога создает новую проблему. Мы инвестируем в производство из чистой прибыли, и необоснованный рост стоимости сырья автоматически означает снижение капиталовложений в развитие рудно-сырьевой базы». Это скажется на доступности минеральных удобрений, а значит — на объеме урожаев и на конкурентоспособности российского экспорта продовольствия», – предупредил собеседник «Агроинвестора».

Долой инновации

Проблемы у металлургов и химиков появятся и в плане внедрения инноваций. Дело в том, что компании из этих секторов являются наиболее наукоемкими, причем не только в добывающей отрасли. По данным Росстата, в прошлом году всего 9,1% компаний в России внедряли технологические инновации, а в среднем по отрасли этот показатель составил и вовсе 6,8%. Для сравнения, у химиков эта цифра составила 26%, а у металлургов – все 29%.

Повышение НДПИ в этом смысле скажется на собственных доходах компании, а значит, велика вероятность того, что им придется сокращать свои инвестпрограммы, в то время как возможность привлекать иные финансовые ресурсы у них в этом смысле весьма ограничена.

«С высокой вероятностью повышение НДПИ приведет к сокращению инвестпрограмм, поскольку Россия в этом смысле – уникальная страна. У нас порядка 2/3 от общего объема инвестиций финансируются из собственных средств предприятий. В свое время повышение НДС выбило часть денег предприятий, что привело к снижению инвестиций и сказывается до сих пор», – объясняет Антон Табах.

Важно отметить, что внедряемые такими компаниями инновации касаются не только общей эффективности производства, но и повышения их экологичности. Если такие инвестпрограммы будут существенно снижены, это ударит по экспортному потенциалу продукции компаний, а ведь они остаются одним из самых значимых источников валютной выручки для страны в целом.

Проблема в том, что в ближайшие годы ЕС планирует ввести так называемый «углеродный налог», который будет взиматься с ввезенной продукции, производству которой сопутствуют выбросы углекислого газа. В настоящий момент планируется, что этот налог составит порядка 30 евро за каждую тонну углекислого газа, выброшенного в атмосферу. Многие компании, и прежде всего, металлурги-экспортеры, реализуют достаточно затратные экологические программы, направленные на снижение углеродного следа по всей цепочке производства. Поэтому, что будет в случае роста НДПИ с подобными программами – вопрос риторический.

Обманутые инвесторы

В беседе с «Газетой.Ru» старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова отметила, что по сути сегодня узел на шее реальных производителей с высокой добавленной стоимостью затягивается до уровня угрозы финансовому самочувствию и операционному развитию. И единственное, что взамен получает бюджет – сущие копейки в сравнении с его общим размером.

«Это явный негативный сигнал рынку, который приведет к сведению эффективности инвестиционных стратегий к минимуму и падению общего объема инвестиций. В миноре и регионы, в которых ведут производства гиганты металлургии и химической отрасли — к ним налоговые отчисления из серьезных потоков превратятся в мелкие ручейки», – сетует Анна Бодрова.

Такие действия со стороны правительства обязательно затронут частных инвесторов, причем в самый неподходящий момент: когда поток новых индивидуальных участников российского фондового рынка достиг исторического рекорда. Сейчас брокерские счета есть у 6,2 млн человек, хотя еще в начале года их было на 2,4 млн меньше.

«Частных инвесторов пару лет назад через Мосбиржу загнали в рублевые инструменты. Слабый рубль, высокие налоги, тающая на глазах капитализация компаний отрасли, непривлекательная дивидендная история подстегнули интерес с к долларам, евро и акциям зарубежных компаний. Ничего личного, но каждый инвестор бережно считает деньги, обнуляя риски непредсказуемых решений регуляторов», – подытожила Анна Бодрова.

Источник