Русский закон на защите Царьграда, Google просто нечем крыть — адвокат

  • Русский закон на защите Царьграда, Google просто нечем крыть - адвокат

Фото: Mladen Lackovic via www.imago-im/www.imago-images.de/Globallookpress

Руководитель практики разрешения споров юридической фирмы Art De Lex Артур Зурабян рассказал о процессе по иску Царьграда к Google. Как сообщалось ранее, иск подан в конце августа из-за ситуации с блокировкой аккаунта телеканала на YouТube.

Во вторник, 1 сентября, Арбитражный суд Москвы принял иск Царьграда к компании Google. Как сообщалось, иск подан в связи с необоснованной блокировкой аккаунта канала на видеоплатформе YouTube. Ответчиками по делу выступают головная корпорация Google LLC, Google Ireland Limited, а также российское представительство компании — ООО «Гугл».

Артур Зурабян, партнёр, руководитель практики разрешения споров юридической фирмы Art De Lex, рассказал о процессе по этому беспрецедентному делу. По его словам, немаловажную роль в решении арбитража принять к рассмотрению иск сыграли и поправки в Конституцию.

Напомним, что в обновлённой версии Основного закона страны закреплён приоритет российского права над международным.

Понятно, что раньше в суде на подобный иск к иностранной компании могли заявить следующее: «У вас в договоре определён компетентный суд, допустим, суды Англии, поэтому, будьте добры, идите в суды Англии, как вы договорились в соглашении». И очевидно, что если в отношении лица применены санкции конкретным государством (группой государств), то оно не обеспечит справедливое судебное разбирательство. Ведь априори данный истец будет считаться тем, кто делает что-то плохое для интересов государства, которое применяет санкции.

Но сейчас другая история, поправки внесены, и Google просто нечем крыть. Сейчас есть прямая норма, позволяющая лицам, в отношении которых применены санкции, обращаться в суды Российской Федерации за разрешением своих споров и за защитой своих прав.

На данном этапе у суда была возможность вернуть нам иск в том случае, если бы он посчитал, что у него компетенции нет, — поясняет Артур Зурабян об иске Царьграда к Google. — Но так как он иск не вернул, то действительно применил новую норму 248.1 АПК, которая появилась в июне этого года. Она позволяет рассматривать в РФ споры с участием субъектов, в отношении которых иностранные государства применили так называемые односторонние санкции.

Несмотря на то что практика с применением данной нормы только формируется, сама норма предельно проста. Она говорит, что, если вас или вашего руководителя, контролирующее лицо включили в санкционный список, вы вправе рассчитывать на правосудие в России. «Не думаю, что тут будут проблемы с правоприменением», — указывает специалист.

Напомним, что требования Царьграда к IT-гиганту просты: восстановить доступ к аккаунту, а также признать недействительным отказ Google от договора на монетизацию размещаемого контента.

Мы требуем восстановить наше право, но при этом понимаем: есть риск, что оно не будет восстановлено. Всё-таки санкционный режим предполагает существенные негативные последствия для американских компаний, которые игнорируют санкционные ограничения.

То есть если наш ответчик выполнит решение, то на него со стороны американского регулятора, со стороны европейских регуляторов могут быть наложены существенные негативные последствия в виде штрафов вплоть до уголовного преследования. Поэтому мы просим судебную неустойку, которая прямо предусмотрена российским законодательством, для стимулирования к выполнению данного обязательства, — уточняет юрист.

В случае, если ответчик будет игнорировать судебное решение, есть и иные механизмы, в том числе и уголовные, за невыполнение решения суда. Целенаправленное невыполнение решения суда является правонарушением и по нашему правопорядку тоже, объясняет Артур Зурабян.

Впрочем, в действиях иностранной IT-корпорации просматривается и политический подтекст, однако воли ответчика разрешить этот конфликт мирно пока не заметно.

Мы со своей стороны готовы на сотрудничество, мы говорим: ничего не нарушено, зачем вы так делаете, нет никаких оснований для нарушения наших прав. Но нас просто не слышат, нас игнорируют. Поэтому на данном этапе нет никакой политической воли со стороны оппонентов как-то урегулировать этот вопрос во внесудебном порядке, — добавил адвокат.